7). ВЫПУСКНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ или В ЧЬИХ РУКАХ СУДЬБА ВЫПУСКНИКА?

ВЫПУСКНЫЕ  ЭКЗАМЕНЫ  или  В ЧЬИХ  РУКАХ  СУДЬБА  ВЫПУСКНИКА? (Фрагмент ШЕСТОЙ, рабочий вариант).

                                       Прекраснее жизни может быть только одно –                                                    жизнь справедливая!                                                                                        

А закончилась вся эта история наших с Ривой полу-вражеских отношений в разгар весенней поры, когда в Природе всё только начинается, и весь мир обновляется! Почему я так сказал: «полу-», то есть, наполовину? Да потому что в этих отношениях лично с моей стороны не было никаких агрессивных действий. Только защита! Да отдельные вылазки любознательного характера, которые свойственны каждому исследователю жизни! Но так уж заведено в этом мире, что буквально все без исключения молодые люди так или иначе исследуют жизнь, в которой они  очутились! И никуда от этого не деться.

Агрессивная же энергия исходила от одной только Ривы! Наверняка, что сама она давно уже ничего не исследовала. Как была смолоду заряжена революционными идеями, так и носила их в своей голове по коридорам и классам нашей школы. Само собой разумеется, что на протяжении оставшихся учебных дней Рива не спускала с меня своего снайперского прицела. Буквально на каждом уроке с высоты учительской кафедры в адрес моей персоны летела парочка — другая резких уничижительных замечаний. Но вот отзвенел последний звонок. Отшумел выпускной бал. И без малого 40 парней и девчат нашего класса разбрелись по домам готовиться к выпускным экзаменам.

Я понимал, что прямолинейная угроза со стороны Ривы – засыпать меня на экзамене, была не шуточной, но почему-то ни малейшего страха от этого не было. К тому же по натуре я – человек не злопамятный и быстро отходчивый. Про её обман со скрытым считыванием с учебника я и вовсе позабыл.

А осуждать старушку за то, что она не смогла донести до молодого жаждущего мышления драгоценных основ философии, я был просто не способен. Да и что толку?  Ну, не разъяснила она нам того, в чём сама не разобралась, так что с того? Возмущаться? В панику впадать? Или злорадствовать? А какой в этом резон, если в мире существует необъятное множество таких  вещей, в которых во веки веков не разобраться ни одному профессору, ни одному академику!

Да и какой резон требовать у кого-то разъяснений о том, что с утра до вечера торчит  у тебя под самым носом? Не успел глаза продрать, а она вот она – вездесущая первичная материя! И никуда она не исчезала и не пропадала, даже когда ты сладко потчевал. Всю ночь здесь была. Неотлучно. Это не то что твоё вторичное сознание, которое неведомо где по  ночам шарахается! А она – вот она! Хочешь, щупай её! Хочешь, нюхай! На вкус пробуй! На язык! Объясняй её сам себе, своим друзьям, родителям! Только вот будут ли они тебя слушать? Зачем им? Если она и без того никуда не девается! Да и куда ей деваться-то?! Выйди на улицу, встань под звёздное небо посреди двора. Задери голову! Во-о-он её сколько…  Материи этой… Везде она, куда ни глянь! От края до края ведёшь взглядом, а краёв-то и нет у неё нигде! И снизу под шариком, на котором ты сейчас стоишь, задрав голову, тоже она. Всюду она! Не по себе даже как-то от этого. И куда ж ей изволите исчезать отсюда?

Даже если планета наша, вдруг, через пару минут возьмёт да и взлетит на воздух, а вернее, в безвоздушное пространство по чьей-то дури! Из-за этой самой дури, которая просто прёт наружу из вторичного сознания, в какой кабинет ни сунься! Но даже и в этом случае материя никуда не пропадёт! Как была она в этом мире, так в нём и останется! Разве что ту её часть, из которой была так прекрасно и удивительно сотворена наша Земля, сдует однажды от дурацкого взрыва в  другую галактику! Но зато на её место прилетит что-то другое, более совершенное! И на этом, чём-то другом, другие люди будут умнее сегодняшних! Дал бы Бог! Так что за материю не стоит переживать!

Примерно, такого рода мысли просились в мою голову, а тут вместо них нужно было зубрить эту несчастную историю. И я изо всех сил пытался запихать скучную постылую информацию из учебника по истории в своё сознание. Спрашивается, и что толку её туда пихать? Всё равно это сознание от моих стараний первичным не станет, хоть ты лопни!

Боже ж ты мой! В каждом экзаменационном билете стоят по два вопроса — первый по истории, а второй по обществоведению. И всего таких билетов заготовлено аж  42! Мама родная! Что касается обществоведения, то тут я ещё кое-что соображал, потому что, как ни говорите, а там была философия – любовь к мудрости! И я, не удовлетворённый Ривиными коммунистическими кривотолками, самостоятельно искал и находил кое-какие отрывки из философских знаний в разных книжках.

А вот история для меня была просто мрак! Правда, тут необходимо сделать существенное уточнение! Вообще-то, мне история тоже нравилась! Меня всегда интересовало – как всё в мире начиналось? Как всё развивалось? Как, вообще, всё это устроено?! Мне это было жутко интересно! Но как только дело доходило до политических моментов, типа КПСС, всяких съездов, пленумов, программ, решений, которые принимались единогласно и под бурные аплодисменты, мой интерес скоропостижно умирал! Вся эта хитро мудрая политика просто не воспринималась моим сознанием, отторгалась самим мозгом, а значит, само собой, не задерживалась в памяти! И то, если поразмыслить: «На кой она – вся эта ваша политика со всеми её выдумками и заявлениями, лезущими из вторичного сознания, если материя, хоть так, хоть этак, – всё равно всегда будет первичной?!»

Вот и на этот раз у меня терпения хватило ровно на два билета – первый и второй! Больше сил моих на зубрёжку всего остального не было! Тем более что за окном вовсю благоухала весенняя первичная материя! Запахи черёмухи и сирени волновали воображение! Солнце сияло такое, что на городском пляже люди уже загорали, а самые отчаянные  даже купались. Величавый Амур плескался за моим окном – рукой подать! Нужно было только перейти через дорогу! Ну, и что я?! Рыжий что ли?! Вызубрил два билета так, что от зубов отскакивает! Наизусть! И хватит! Всё равно Рива засыпать меня  будет, как пить дать, будет! Так что живи – пока живётся! И моё вторичное сознание сдалось на милость блаженной материи! Поэтому остальные 38 противных билетов про КПСС я поменял на блаженство и счастье под лучами весеннего солнца, под плеск Амура – одной из самых полноводных рек в России, если не верите, можете прочитать в Википедии!

Но вот настал день и час! Вместо тёплого городского пляжа, залитого ласковыми солнечными  лучами, я окунаюсь в прохладу пустынного школьного коридора. У двери класса, в котором идут экзамены, толпится кучка моих одноклассников, они пришли раньше меня. Вслед за мной, не очень-то торопясь,  подтягиваются остальные. Мы занимаем друг за другом очередь и ждём. Что приготовила каждому его судьба?

Сам себе удивляюсь! В отличие от сверстников, я не чувствую в себе ни малейшего мандража. Какое-то неестественное спокойствие наполнило меня изнутри, а настроение даже чуть-чуть приподнятое. Более того! Мне не терпится поскорее самому сделать шаг навстречу судьбе, не ждать! И я прошу товарищей пропустить меня вперёд, без очереди! Сверстники не возражают! Ведь я сказал им, что выучил всего два билета! Кто-то восторженно верит мне, кто-то смотрит  недоверчиво. Но всем интересно посмотреть – что со мной будет, и пропускают меня без возражений. Я вхожу в класс.

Тут уже сидят самые расторопные, первые шестеро, по одному за партой. Они уже вытянули каждый свой жребий, и вид у них теперь какой-то не естественный, как говорится, отсутствующий. Они сосредоточенно морщат лбы, и каждый видит что-то своё, нездешнее. Тишина – мёртвая. Рядом с Ривой за парадным столом сидит директор школы Рима Михайловна. Она, ведь, тоже историк, и присутствует здесь в качестве ассистента. На столе разбросаны экзаменационно-лотерейные билеты – перемешанные, как попало, белые бумажные квадратики кверху жопками.  Жопки у всех одинаковые, не различить, что под ними. А под каждой жопкой скрываются два вопроса: первый по истории, второй – по обществоведению. Где-то среди этого хаоса притаились  два моих знакомца – «Билет № 1» и «Билет   № 2». В первом билете вопрос по истории такой: «Первый съезд РСДРП». Во втором билете вопрос по истории такой: «Второй съезд РСДРП». Эх, знать бы, где они, мои добрые знакомцы! Но разве это возможно?!

Я поздоровался, директриса кивнула, а Рива крикнула:

— Сколько билетов выучил?! Признавайся сразу! – голос, как всегда скрипучий и въедливый.

Я отвечаю спокойно:

— Два! – По-прежнему во мне нет страха. Просто я говорю правду.

— Ишь ты какой –  «два»! Ну-ка, признавайся честно! Какие билеты выучил?! – напирает Рива.

Отвечаю:

— Честно! Первый и второй!

— Шути, шути! – Рива нервно ёрзает на стуле и собирает на щеках морщины наподобие улыбки. – Дошутишься у меня! Тяни, давай! – она показывает острым подбородком на билеты!

Я тяну! Если быть точным, то тяну не я, а тянет моя правая рука. Откуда ж мне-то знать, где лежат мои знакомцы? Моему сознанию знать этого не дано.  Разве способно оно разобраться в этом хаосе исторических событий разбросанных по плоскости школьного стола  жопками вверх!?  Но тогда, может быть, это под силу моей руке, у которой нет сознания, но зато у неё есть первичность? И я отпустил свою руку на волю. Просто расслабил её, а сознанием впал в безразличие, то есть, если говорить техническим, левополушарным языком, то на шкале «Эмоции» я  поставил стрелку в положение «ноль».

И вот при таком настрое я смотрю на свою руку каким-то отчуждённым взглядом, и вижу происходящее, как при замедленной съёмке. Вот ладонь опускается к столешнице, пальцы ухватывают один бумажный квадратик, и рука поднимает его на уровень моих глаз. Я читаю: «Билет № 2». О! Привет, знакомец! Естественно, что в следующий момент я чувствую, как к горлу поднимается волна радости! Но волна хоть и упругая, но не разрушительная. До состояния восторга ещё далеко. И поэтому спокойствие моё не только сохраняется, но ещё больше утверждается. Я показываю билет Риве и слышу:

— Обманщик! Я же вам говорила, что он обманщик! – Рива выкрикнула это с такой интонацией, с которой обычно кричат  «Вор! Держите вора!».

– Лодырь! Наглец! – негодует Рива. Директриса пытается её успокоить, поглаживает по плечу,  а мне кивает на свободную парту, мол, садись и готовься. И тут, наверное, в самом деле, могло показаться, что я обнаглел:

— А можно я без подготовки? – Не, ну, а что тут такого?! Зачем готовиться, если и так всё понятно? – Рива тут же умолкает от неожиданности, и обе смотрят на меня, силясь понять, о чём это я? После небольшой паузы визгливый крик опять набирает обороты:

— Я же говорила, что он всего два билета выучил! Я же говорила! – Тут уже моя очередь удивляться! О чём это она? Ничего такого она не говорила! Это я им говорил!

А директриса безразлично машет рукой, мол, поступай, как знаешь!

Тогда я подошёл ближе к классной доске и начал отвечать! Выпалил всё без запинки! И про 2-ой съезд РСДПР, и про Брюссель, и про Лондон, и про то, как произошёл раскол съезда на меньшевиков и большевиков, и про всё остальное!! А что касается философского вопроса из «Обществоведения» – то там и подавно, всё выпалил без задоринки!  Как только я окончил ответ, Рива прямо-таки набросилась на меня:

— Обманщик! Признавайся честно! Сколько билетов выучил? Какие ещё знаешь?

— Ещё первый!

— И всё?!

— И всё.

Что тут началось! На меня просто обрушился шквал дополнительных вопросов, от которого я, всё же, удержался на ногах. Но вот Рива сменила тактику и подбросила мне такую каверзную бомбочку, на которую способна была только истинная революционерка! С наигранной вежливостью, она спросила:

— А скажи, пожалуйста, в каком году был третий съезд РСДРП?

— В 1905! – Папа с мамой наградили меня хорошей памятью, и я много чего запоминал из того, что учителя объясняли на уроках. Почти всё! Поэтому-то я и устные домашние задания дома никогда  не учил.

— Та-ак. А скажи, пожалуйста, партия большевиков на третьем съезде была? – тут Рива сделала паузу. – Или меньшевики заседали отдельно? – закончила свой вопрос Рива, не отрывая от меня испытующего взгляда.

Память и тут меня не подвела! Из прошлых уроков я хорошо помнил, что большевики заседали отдельно, а  меньшевики отдельно! Одни в Лондоне! А другие в Женеве! И я уверенно ответил:

— Да! Они заседали отдельно! Потому что между ними были сильные разногласия! И они враждовали между собой!

— Значит, ты утверждаешь, что партия большевиков на третьем съезде заседала отдельно от меньшевиков?

Я чуял, что что-то тут не так. Но никак не мог понять – что? Я заметил, что и директриса смотрит на Риву как-то отстранённо и с удивлением. Но вслух я подтвердил свой ответ:

— Ну, да. Отдельно.

— Садись! Два! – Рива выразительно хлопнула ладонью по столешнице.

Не знаю, сколько – секунду, две, десять секунд – я пребывал в недоумении! Что – «два»? Это двойка, что ли?!.. За что?! Я же правильно ответил! Это несправедливо! Большевики откололись от меньшевиков на втором съезде! И на третьем съезде они заседали отдельно!

— За что?! – неуверенность и возмущение слились в один чувственный комок, который подкатил к моему горлу.

— А вот за что, обманщик ты этакий! – расплылась в улыбке Рива! – Большевики-то, конечно, тогда уже были! Кто ж спорит? Да вот партии у них своей тогда ещё не было! Учить надо историю-то, голубчик! А не дурака валять!

Подвох состоял в том, что Рива построила свой вопрос так, что отвлекла моё внимание и подменила одно слово другим. Так поступает нечестный игрок в карточной игре – вместо естественной, т. е. честной карты он незаметно подсовывает карту шулерскую, т. е. нечестную. Такую подлость (подлог) способен распознать лишь искушённый ум. Моё же наивное мышление, восприняло Ривину шулерскую подтасовку за чистую монету! А монетка-то была не чистой! Сейчас поясню.

Всё дело в том, что Второй съезд РСДРП ещё в 1903 году раскололся на две фракции – на большевиков и меньшевиков! И, конечно же, на следующем, третьем съезде в 1905 году большевики, как данность, как определённая группа людей с особым складом мышления, в природе уже существовали! Но эта группа ещё не являлась партией! У неё был другой статус, который определяется словом «фракция». А разница между фракцией и партией такая же, как разница между топором и плотником! Впоследствии понадобилось аж 12 лет для того, чтобы из фракции возникла партия!

Подлость удалась, и Рива ликовала:

— Тяни новый билет или ставлю двойку! И пойдёшь у меня на второй год! – Директриса пыталась угомонить подлую подтасовщицу, но куда там!

Подлость обладает великой психической силой! Огромное число людей в нашем обществе используют эту силу в своих корыстных интересах. И если кто-то сейчас попытается оправдать поступок Ривы разными умностями, то да будет ему известно, что о-правдание – это ноль правды! Подлость и оправдание неразлучны! Везде, где только заегозит оправдание, знайте – где-то тут рядом притаилась подлость.

— Тяни билет! Или двойка в аттестат! – не унималась старая революционерка.

В последний раз со слабой надеждой я глянул на директрису и по её замешательству понял, что  Рива взяла власть не только надо мной, но и над ней! Вот такая сила! Настроение моё было подавлено. Делать нечего, придётся тянуть новый билет. И когда я поднимал со стола  белый бумажный квадратик, то мне даже не хотелось смотреть в него и читать, что там написано! С обречённым видом я повернул бумажку лицевой стороной к глазам Ривы. Мол, нате, смотрите сами!

P. S. Заранее разыскиваю издателя будующей книги. Авторские права на рукопись принадлежат автору, собственнику и распорядителю – Покровскому Дмитрию Леонидовичу. (Продолжение следует)  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я - против спама!