8). ВЫПУСКНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ, или В ЧЬИХ РУКАХ СУДЬБА ВЫПУСКНИКА? (окончание предыдущей главы)

ВЫПУСКНЫЕ  ЭКЗАМЕНЫ,  или  В ЧЬИХ РУКАХ СУДЬБА ВЫПУСКНИКА? (окончание предыдущей главы) (Фрагмент СЕДЬМОЙ, рабочий вариант)

                                           — Не, ну, это и дураку понятно, что человек произошёл от обезьяны!                                              А вы попробуйте вдолбить это нашим  умникам!                                                                                                                                                        (Из разговора в учительской).

… Итак, я взял со стола первую попавшуюся бумажку и, не глядя, повернул её лицевой стороной к Риве. Мол, нате, смотрите сами! Лично мне это безразлично! Я даже не полюбопытствовал, какой там номер? А Рива глянула в случайную бумажку поверх очков и в следующее же мгновение резко подалась к ней всем телом, будто её туда каким-то мощным магнитом притянуло! Пару секунд она внимательно разглядывала, что там написано, а потом оторвалась от невидимого мне зрелища и в сердцах швырнула очки на стол:

— Это что-о?! – она развернулась ко мне всем корпусом, чудом удержавшись на стуле, и снизу вверх окатила меня фонтаном гневных чувств:

– А ну, признавайся честно, паршивец ты этакий! Сколько всего билетов выучил?! Последний раз тебя спрашиваю-ю-ю!!

Я медленно  поворачиваю билет лицевой стороной к себе и читаю. Господи Боже! Можно ли верить своим глазам?.. Вроде бы всё вокруг меня происходит по-настоящему. И в руке у меня настоящий экзаменационный билет. Но что в нём?.. А в нём чёрным по белому написано: «Билет № 1»!! Мой нежданный добрый знакомый! И пока Рива мечется в бешенстве вокруг меня, я стою, будто отрешённый от всего происходящего и не могу  сообразить, как такое возможно?! Ладно бы, одна удача, а тут две подряд – одна за другой! Чувствую, что лицо моё расплывается в блаженной  глупой улыбке, но я не могу её укротить и обращаюсь к директрисе:

— Рима Михайловна! А можно я без подготовки? – Не! Ну, ну а че тут готовить? Я ж наизусть!.. –  Директриса на мою просьбу машет рукой, мол, делай, как хочешь.  

И тогда я подхожу к доске, и выкладываю из себя всё, что мне известно по счастливому билету! Без передышки! Чётко, громко и… радостно! Всё это время Рива молча семенит по рядам между партами, заложив руки за спину, и глядит в пол! Но как только я произнёс последнее слово, она остановилась. Издали поглядела мне прямо в глаза, будто прицеливаясь. А, прицелившись, она двинулась в мою сторону, отпечатывая каждый шаг, и на каждый шаг, выстреливая в меня вопросом. Шаг – вопрос! Шаг! Вопрос! Вопрос за вопросом! Прямо в глаза! Без ответов. Не дожидаясь! Только вопросы! Ещё и ещё!..

Я молчал и не понимал, что мне делать? Не потому, что ничего не знал. Что-то да я мог бы ответить!  Но Рива не оставляла на ответы ни секунды времени! Вопрос! Ещё вопрос! Настоящая атака! Директриса некоторое время наблюдала за происходящим со стороны. Потом решительно подошла ко мне, взяла меня за руку чуть выше локтя и подвела к выходу:

— Иди, Покровский! Иди! Всё! Хватит! Оценку потом узнаешь! – Открыв передо мной дверь, она  подтолкнула меня в спину, и я очутился в коридоре в окружении сверстников. Те обступили меня со всех сторон: «Ну, как ты? Ну, чего там?». А за спиной ещё некоторое время возмущался противный голос:

— Не-ет! Пусть ответит! Пусть тянет третий билет! Лодырь! Он всего два выучил! Пускай третий билет! Все билеты! Я ему устрою! – поверх этого пронзительного  визга стелился мягкий успокаивающий голос директрисы. Через несколько минут наступила тишина.

На следующий же день я узнал, что за экзамен мне в аттестат выставлена тройка. Ну и Бог с ней, не помирать же теперь, проживём и с тройкой! Что касается истории КПСС не из учебника, то она, как и всякая иная история жизни, хоть и сказывалась на моей судьбе, хоть и гнула меня в свою сторону, но я чутьём чуял, что это не мой путь, и не поддавался. А потом, когда на смену ей пришла другая история жизни, не то капиталистическая, не то демократическая, то и ей не удалось склонить меня на службу продажному денежному мышлению. Так и жил со своим независимым мировоззрением. Риву Семёновну я больше не видел. Однако запомнил  её на всю  жизнь. Запомнил не со зла, не от обиды. Их во мне, к счастью, не было. А было даже как-то по-своему жаль старушку.

До сих пор та история нет-нет, да и всплывёт перед внутренним взором, и тогда я думаю о многом. Похоже, что тот необыкновенный случай впечатался в моё сознание так же прочно, как впечатались в свой бархатный небосвод ночные звездочки над моей  головой! Я уверен, что иные маленькие события происходят в жизни человека для того, чтобы донести до него некий  сокровенный свет. Пусть не сразу, пусть со временем, но такое у них назначение.

Я долго размышлял над тем, что же, всё-таки, произошло со мной в тот день? И ведь не с одним мною! С Ривой тоже! С директрисой! Остальные мои сверстники тоже были свидетелями необыкновенной удачи! Что это было? Случайность? Совпадение? Везение? Или что-то другое? Всем известно, что удивительные, непонятные происшествия не такая уж редкость в нашей жизни. Но есть ли в них какой-то смысл? Насколько я понимаю, мир устроен таким образом, что в нём нет ничего лишнего! А, стало быть, нет и ничего случайного!

В то время у меня создалось впечатление, будто  в наши с Ривой отношения, когда они достигли  определённого напряжения, вмешался…  кто-то третий! Конечно же, я и мысли не допускал, что это мог быть какой-то человек-невидимка, обладающий гипнозом, и который в нужный момент мог подключиться к моему  подсознанию, чтобы направить мою руку в нужном направлении. Этакий ангел – хранитель! Но я тогда ни о каких ангелах и понятия не имел. Нет, нет! Тут было что-то другое. Сегодня я мог бы сказать, что это было особое физическое, т. е. природное явление, связанное с процессами информационного характера. Можно сказать, биофизическое явление, а точнее – психофизическое!

Сегодня я абсолютно уверен, что: «Мир Разумен, и все процессы, происходящие в нём, обусловлены информационными проявлениями»! Вы скажете, что от этой формулировки недалеко и до смешного:

— Волшебство существует?!

— Ну, естественно – оно существует! – отвечу я вам без тени сомнения!  

Тут главное понять, что такое волшебство? Когда я в 7-ом классе узнал, что на бельевую проволоку в нашем дворе, слетаются информационные сообщения из разных уголков мира, то я принял это за настоящее волшебство! Помню, как  я любил воображать: вот папа закапывает в огромный Земной шар малюсенький деревянный столбик. Вот натягивает к нему от угла игрушечного домика, в котором мы живём на Земном шаре, тонюсенькую проволоку. А вот уже мама развешивает на этой проволоке смешное кукольное бельё. И даже невдомёк им обоим, ни папе, ни маме, что к нашей бельевой проволоке слетаются с разных уголков мира невидимые электромагнитные радиоволны! И что эти волны несут в себе разную информацию, которую легко можно снимать с проволоки и переносить в наушники! Ну, чем не волшебство?!   

А иногда я представляю, как наш Земной шар кружится в мировом пространстве, и как много антенн в виде разных столбов и мачт торчит из него в разные стороны! Будто гигантский ёжик! Сколько ж невидимых волн слетаются к этим антеннам? И очень интересно, что они не запутываются одна в другой, не толкаются, не мешают друг другу! А спокойно проходят одна сквозь другую, несут свою информацию через общее пространство, и всем места хватает! Настоящее же волшебство! У меня даже возникала мысль: а чем мой мозг хуже бельевой проволоки?..

В дальнейшем  я хочу поделиться с вами ещё одним примером из собственной жизни! А вы посудите сами, разве могут подобные события быть случайными? Наверняка существует немало научных теорий, так или иначе объясняющих явления случайных совпадений. Что-нибудь наподобие «Теории чисел» или «Теории случайностей». Однако, нужно понимать, что все  научные объяснения построены при участии, так называемого, абстрактного мышления. «Абстрактный», значит, «отвлечённый».

Абстрактное мышление способно отстраняться от действительного мира! И именно с той целью, чтобы параллельно естественному течению жизни создавать в своём воображении собственные образы, наполняя их собственным смыслом. Проводя параллель между воображаемой картиной мира и естественным устройством мира, то есть тем, что существует на самом деле, человек старается понять и объяснить то, что происходит у него перед глазами! Существует мнение, что таким мышлением располагает только человек! И что это самое главное отличие, которым мы отличаемся от остальных природных животных.

Готов с этим согласиться! Но при одном непременном условии! Отстраняясь от наблюдаемого объекта, отвлекаясь и отводя от него течение своих мыслей, нужно предварительно определяться – чётко и ясно – в  какую сторону будем отстраняться? Куда потечём? Лично я склонен  абстрагироваться в сторону живых образов, но не в сторону мертворождённых схем.

Именно поэтому я привлекаю течение наших мыслей, уважаемый читатель, к созданию альтернативной народной школы, в которой дети будут развивать живое человеческое мышление. Человеческое  — значит такое, которое не отстраняется от жизни, а сливается с ней воедино. Отталкиваясь от поверхностных слоёв жизни, мышление погружается в её сокровенные глубины, в которых нет ничего случайного. Более того, именно на глубинные свежие струи опираются все поверхностные всплески единого жизненного процесса. Овладевая человеческим мышлением, Человек сам становится жизнью!

Попутно хочу спросить уважаемого читателя. Доводилось ли вам когда-нибудь, скитаясь по чиновничьим кабинетам, при решении жизненно важных задач,  сталкиваться там с чиновниками, с которыми можно бы было поговорить о жизни?.. Вот интересно! А чем же тогда они там заправляют?..

Но к делу! После окончания школы я поступил в педагогический институт. Поступил не потому, что мечтал о создании Народной Человеческой Школы! Тогда я ещё ни сном, ни духом не ведал о том, что без такой школы уникальный «Homo sapiens» так и не сумеет окрепнуть и всецело обосноваться на планете. А вместо него так и будет здесь верховодить «Homo not sapiens», попросту говоря – «Гомо Поло-умкус». Тот самый полоумный биопсихический субстрат, который, созрев  лишь наполовину, раньше времени присвоил себе звание «Гомо Сапиенса». К этой подтасовке он прикрепил формальное научное обоснование. Так совершилась первая подмена одного из основных понятий, узаконенная на государственном уровне. После неё пошла нескончаемая череда остальных подлостей (подлогов) в жизни всего людского общества. Человеческое существо, ещё не научившееся жить Разумно, уже присвоило себе статус  Разумного.

Для того чтобы исправить пагубное недо-разумение, существует один-единственный способ! Необходимо создать на Земле Человеческую Школу, как  наиважнейшее предприятие, в каждом цивилизованном обществе и на планете в целом. Эта школа и будет доводить до полного ума-Разума «Гомо Поло-умкуса» и  образовывать из него целостного «Гомо Сапиенса»! Грубо говоря, есть полуфабрикат, и из него необходимо приготовить полноценный продукт, вместо того, чтобы  наклеивать на него фальшивые ярлыки и врать самому себе и на всю Вселенную, что ты и есть венец Природы!   

В этом-то и состоит суть человеческого образования – из людей образовывать человеков! Но если мы не сможем запустить разумный человеческий образовательный процесс, то всех нас рано или поздно, мягко говоря, попросту сдует с планеты, как непрошеных самозванцев и завравшихся халявщиков! Пойди потом разберись – кто ж это дунул с такой силой –Бог или Стихия?! При этом нужно чётко понимать, что сегодняшние государственные деятели не будут  заниматься созданием  честной человеческой школы, она им ни к чему! Так же не нужна честная школа деятелям религиозных конфессий. А нужна честная Человеческая Школа – народу! То есть тем людям, которым важно знать – что у них на роду написано! Следовательно, человеческая школа должна быть народной. И создавать её нам с вами!

Но разве ж мог я тогда, выпускник государственной школы всё это понимать? Откуда у меня – у тогдашнего полуфабриката «Гомо Поло-умкуса» с фальшивой наклейкой «Гомо Сапиенс» – могли взяться такие знания?! Естественно, что в государственной школе их попросту не было (сегодня тем более). А всё людское общество, по крайней мере, в нашей стране (а это, как-никак, шестая часть от всей поверхности планеты!)  было в то время охвачено другой мечтой – люди бредили   коммунизмом! Правда, никто не знал, что это такое? Но, поговаривали, что будто кто-то даже видел, как его призрак бродит по Европе… Лично мне не доводилось бывать в Европе, ничего такого сказать не могу. Но я и представить не мог себя в качестве учителя, строящего вместе с детьми призрачный  коммунизм!

А размышлял я тогда таким образом – мол, сначала получу диплом, а там видно будет! Тогда почти все так рассуждали – главное диплом! И даже не важно – какой! Важно, чтобы в руках были «корочки». Ни для кого не секрет, что после окончания «Педа» самые проворные и пронырливые из нас устраивались не в школу, а во властные структуры: в горкомы, обкомы, исполкомы, в управления милиция и даже в торговлю. Устраивались не за тем, чтобы строить коммунизм, а чтобы под удобным прикрытием устраивать на халяву собственный быт. В итоге коммунизм не построили только лишь потому, что никто его и не строил! «Подмена понятий» распространялась в сфере общественного сознания со скоростью плесени!  

На втором курсе института у нас была первая педагогическая практика. Так случилось, что я свою практику проходил в родной школе, в той, которую окончил всего лишь два года назад! Такое совпадение сыграло в моей судьбе особую роль. Со свежей энергией колыхнулась память о Риве, о необычном экзамене, о первой школьной любви… Я вспоминал и сравнивал себя того прежнего, ещё совсем недавнего с собой сегодняшним, тоже ещё молодым, но уже успевшим в чём-то измениться, и уже другим!   

Поток времени крутанул невидимую спиральку жизни, и вот я уже на виток выше! И уже не я жду от учителя знаний, а целый класс учеников смотрит на меня с ожиданием – что я им такого важного и интересного расскажу? Они ещё дети и не сформулировали в своём мышлении два главных вопроса из личной жизни: «Кто я?» и «Зачем я?». Но эти вопросы уже напрягают в них те пружинки, которые подвигают их на поиски ответов. И я бы рад им помочь! Со всей бы душой! Но, положа руку на сердце, я тогда сам в себе ещё не разобрался – кто я? Ну, не строитель же коммунизма, честное слово!! В чьи же мне-то глаза заглянуть?!

Уже тогда до меня стала доходить вся важность Образовательного процесса в жизни людей! А вместе с этим во мне росло недоумение, почему же такому важному предприятию, как средняя школа, уделяется такое неоправданно малое внимание со стороны государственного аппарата и даже самих родителей? Непонятным мне было и то, почему не запрещают учиться в пединститутах тем людям, которые откровенно не собираются работать в школе? И как можно работать с детьми, не понимая – что такое ты производишь в трудах праведных? Что должно образоваться в результате твоих стараний? КТО с твоих рук выйдет прямиком в жизнь, и ЧТО он там будет делать, кроме того, как есть, пить, спать и зарабатывать деньги на жизнь, чтобы есть, пить и спать, чтобы зарабатывать деньги?!.

Педагогическая практика поставила перед моим сознанием множество вопросов! Я вошёл в пору необъяснимых явлений – непознанных и непонятных. Настроение моё впало в режим смятения. Кончилась практика. Началась сессия. И на сессию я вышел в том же смятенном состоянии. Должен сказать, что я уже был женат, и моя жена Раиса училась со мной в одной группе. На лекциях, как и в школе на уроках, я почти никогда не записывал за преподавателями, надеялся на память. А вот добросовестная Раиса аккуратно конспектировала все лекции.   

Наступил день сдачи «Математического анализа». Мне с моим расстроенным сознанием было совсем не до абстрактных формул. Ну, что они могут объяснить из того, что волновало меня? Так я и пошёл на экзамен, не выучив ни единого билета! Естественно, что Раиса ругалась! Всю дорогу до института причитала, мол, как так можно?! Да ты совсем спятил, что ли?! А я отмахивался или неловко отшучивался.

Необходимо заметить, что лекции по матанализу были пунктуально записаны моей супругой именно в том порядке, в котором читала их для нас умница Инга Валерьевна Компотова – одна из любимейших и уважаемых преподавателей института! В институте, так же как и в школе, существует дифференциация преподавателей на «любимых» и «нелюбимых»!   

Конспекты всех лекций Раиса записала в трёх толстых общих тетрадях согласно разделам:

— в первой тетради «Дифференциальное исчисление»,

— во второй тетради – «Интегральное исчисление»,

— в третьей тетради – «Ряды».

Прошу читателя быть внимательным к тому, что я сейчас перечисляю. Это не составит для вас особого труда, но зато поможет вам получить особое удовольствие от прочитанного!   

В том же порядке были составлены все экзаменационные билеты, с которыми нас накануне ознакомила Инга Валерьевна. В каждом билете находилось три вопроса:

— первый вопрос из раздела «Дифференциальное исчисление»,

— второй вопрос из раздела «Интегральное исчисление»,

— третий вопрос из раздела «Ряды».

Когда мы с Раисой вошли в институт, в коридоре у экзаменационной аудитории уже шушукалась кучка наших однокурсников. Мы поздоровались. Две Раисиных подружки подбежали к нам,  всплёскивая руками и приглушённо повизгивая – ну, что? ну, как вы? А Раиса им в ответ:

— Вот! Полюбуйтесь! – она кивнула в мою сторону. – Ни разу в конспекты не заглянул! О чём человек думает? На что надеется? Просто слов нет!

Подруги даже слегка присели и округлили на меня глаза:

— Ди-и-м! Да ты что-о? – А я лишь улыбнулся и пожал плечами.

Мною уважаемая золотая медалистка Таня Жаркова, подошедшая к нам поздороваться и узнавшая, в чём дело, взяла меня за локоть и сказала:

— Не-ет, Дим, так нельзя! Возьми почитай хоть что-нибудь! Конспекты посмотри, время ещё есть, хоть чего-нибудь выучи! Так нельзя-я-я!  

Раиска протянула мне свои тетради:

— На, хоть полиста-ай!

Спорить и чего-то доказывать не хотелось. Я взял пухлые тетради, по 96 страниц в каждой, и отошёл с ними в дальний конец коридора. Уединившись, я расположился на широком гранитном  подоконнике. Подоконники в институтских коридорах были такие широкие и удобные, что на них можно было сидеть. Сиди себе на гранитной плите и грызи гранит науки!

Нимало ни о чем ни тревожась, я открыл наугад первую тетрадь с лекциями по «Дифференциальному исчислению». Открыл её вслепую, по тому же принципу, по которому сдвигают колоду игральных карт перед гаданием. Посмотрел, что там открылось. Как  сейчас помню. Заголовок: «Теорема Лагранжа». Прочитал. Вроде бы, всё понятно, не совсем же я дурной! К тому же, лекции слушал. Запоминал. На память не жаловался…

После этого я отложил первую тетрадь в сторону и взял вторую тетрадь с лекциями по «Интегральному исчислению». Зачем-то взвесил её на руке и открыл так же, наугад. Читаю, что открылось: «Тройной интеграл. Верхняя и нижняя сумма Дарбу». Помню, как сейчас. Прочитал. Запомнил. Тетрадь в сторону.

В третьей тетради с лекциями «Ряды» случайно открылся «Ряд Тейлора». Внимательно прочитал и его! А так как перед смертью не надышишься, то я решил, что этого хватит! Теперь я три вопроса знаю назубок! Может быть, какой-нибудь из них да попадётся!.. Слегка повеселев, я ещё некоторое время посидел на гранитной плите, поразмышлял, поперемалывал в голове три маленьких гранитных кусочка, которые я только что отломил от гранита науки. И, пока то да сё, подошла моя очередь!

Вот захожу в аудиторию. Встретив внимательный взгляд Инги Валерьевны, здороваюсь. Тяну билет. Читаю. В билете три вопроса.

Первый вопрос: «Теорема Лагранжа». Его я только что прочитал.

Второй вопрос: «Тройной интеграл. Верхняя и нижняя сумма Дарбу». Его я тоже только что прочитал.

Третий вопрос: «Ряд Тейлор». И его я прочитал только что.

Очень хорошо помню, что я даже не удивился. Видимо потому, что эта «случайность» или «совпадение» были из разряда чего-то запредельного. То есть порог моего восприятия был расположен гораздо ниже того, что я способен был усвоить и переварить. Поэтому я отнёсся к случившемуся так, будто бы все, как и надо. Будто ничего особенного не произошло. А  Инга Валерьевна, ни о чём таком не подозревая, спросила меня:

— Ну, что, Покровский? Всё в порядке? – Я кивнул и в свою очередь спросил у неё:

— А можно я без подготовки?

— Давай. – Так же спокойно согласилась она. – И я выдал! Всё – с чувством, с толком, с расстановкой и… с проснувшейся, наконец-то, во мне радостью!

После ответа Инга Валерьевна спокойно и вежливо подвела итог:

— Посмотрите, Покровский. За ответ вам «пять». За работу в течение года – «два». Итого в диплом пойдёт «три». Вы согласны? – Я согласен! Всё справедливо, честно, по-человечески!

Когда я вышел из аудитории, Раиска с подружками подбежали ко мне – «Ну, как?». Я рассказал. Они не поверили. В такое, действительно трудно поверить. Никто не верил, с кем я делился в тот день.. А я и не рассказывал больше никому. Только сам про себя думал, думал… ЧТО ЭТО было? Как ТАКОЕ могло случиться?

Для объяснений мне не хватало каких-то знаний, какой-то особой информации. Но где ж их взять? Может быть, есть какой-то засекреченный физико-психологический институт, где такое учат? Но кто ж меня туда пустит – простого Гомо Поло-умкуса?! Но с другой стороны! Если такая информация в природе существует, то можно постараться взять её собственными  силами!

Забегая вперёд, хочу заметить, что «ин-формация», англ. «information» – это  буквально то, что находится в форме – «the form». Англ. «in» — это русский предлог «в», то есть указатель, направленный «внутрь» чего-то. Таким образом, информация — это определённая суть, находящаяся внутри той или иной формы, упакованная в неё. Разнообразие форм в мире, вокруг нас так велико, что попробуй, разберись!

Не знаю, у кого как, но лично в моей жизни таинственных и невероятных происшествий случалось довольно много! И отмахиваться от них, пропускать мимо внимания, не объясняя и не понимания, я просто не мог. И я добывал неизвестную сокровенную ин-формацию. Искал. Думал. Воображал. Наблюдал. Экспериментировал. В конце концов, это стало сутью моей жизни. Спрашивается, а какой же стала её форма?..

Магнитные, электромагнитные, электрические, гравитационные и другие невидимые волны с информацией о Человеческой  Школе ещё отстояли от меня на расстоянии многих световых лет. Но они уже катились ко мне с невиданной скоростью по прекрасному полю жизни через всё мировое пространство! Подобное притягивается подобным.

P. S. Заранее разыскиваю издателя будущей книги. Авторские права на рукопись принадлежат автору, собственнику и распорядителю – Покровскому Дмитрию Леонидовичу. (Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я - против спама!