13) ОТЕЦ

ОТЕЦ (Фрагмент ТРИНАДЦАТЫЙ, рабочий вариант)

                                       Нет конфликтов между отцами и сыновьями.                                                                                     Конфликты происходят между молодыми и старыми самцами.  

Надо же было так случиться, что именно в тот напряжённый до отчаяния год моей жизни скоропостижно скончался отец, Царство ему Небесное. Накануне в России отмечали День новой Конституции. Люди, как водится, были рады любому поводу выпить рюмку, другую, чтобы  отвлечься от страшных социальных потрясений. И это вовсе не означало, что граждане выражали своё согласие с расползающимся по стране блатным капитализмом.

Отец выпил-то всего 100 грамм водки. Позже, в свидетельстве о смерти было указано, что смерть наступила по причине отравления «неизвестным ядом». В те перестроечные времена сгинуть от «неизвестного» яда в алкоголе было делом обыденным – повсеместным и ежедневным, а точнее — ежечасным. Такая смерть стала нормой жизни. Свежий ветер перемен обрушил на страну волну алкогольного цунами! Сколько сотен тысяч или тысячей тысяч захлебнулись в той волне?.. Искать подлинные цифры в официальной статистике бес  полезно. Но тот факт, что небывалый мор от ядовитого пойла катился по просторам Родины плотным всеохватывающим фронтом, знали все. Знали и пили…

Но самое забавное, что разливали по бутылкам и продавали сплошь и рядом смертельный яд наши же с вами граждане, обыкновенные люди, которые вчера ещё носили гордое звание «советские»! Ни с Луны, ни с Марса для этого дела к нам никто не прилетал, это достоверно известно! Всё делали «свои», местные, собственноручно

Наверняка каждый из этих предприимчивых граждан понимал, что по причине его предпринимательской жилки в муках умирают соседи по подъезду, или кто-то в ближайшем  доме, на соседней улице, может быть, даже среди них есть люди, которые  когда-то ходили с ними в один детский садик, в одну школу. Неужели же этим предпринимателям было так сложно понять, что с их «лёгкой руки» мрут их земляки, которым вовсе не хочется помирать! Просто этим землякам хочется хоть как-то отвлечься, забыться на время от невыносимо тягостной жизни, чтобы потом снова карабкаться по ней, выживать любыми способами, но всегда оставаться в живых! Люди с человеческими мозгами не могли не понимать всего этого! Они и сейчас всё понимают. Но продолжают скрытно подличать (подлоги).

В тот раз мой отец выпил не более 100 грамм. Надо заметить, что хоть он и был личностью известной, но ярым трезвенником его назвать было нельзя. Сильнейший специалист в области языкознания, такой, что, на мой взгляд, мало, кто мог бы поравняться с ним даже среди филологов мирового уровня, он был известен не только своими знаниями и виртуозным умением  преподать предмет! К тому же он обладал ещё более высоким талантом. Этот талант можно определить как «человечность»! Именно человечностью выделялся, можно сказать, «высвечивался» отец в глазах окружающих людей. Многие его коллеги, ученики и их благодарные родители отмечали это, говорили, что от отца шёл какой-то неуловимый свет!

Если бы не его врождённая скромность и не полная аполитичность с одной стороны и не зависть бюрократов от науки с другой стороны, то он давно был бы не только профессором и членкором, но и академиком. Однако отец занимался своей наукой не ради регалий и карьеры, а потому что он был увлечён миром слов и естественным образом жил в этом мире. Ему была интересна эта жизнь, и он находил в ней С-мысл!

Уже в то время я знал, что в книжном шкафу отца  лежат кипы рабочих записей, которых бы хватило на пару десятков диссертаций. Отец сам говорил мне об этом с улыбкой! Наверняка, об этом догадывались и его коллеги. Через неделю после похорон маму навестила небольшая институтская делегация, и её активисты уговорили её дать им все рабочие и черновые записи отца, заверяя, что вернут всё через недельку, другую. Так с концами исчез драгоценный многолетний труд  талантливого скромного учёного, растворился в людской серости!  

Вспоминаю ещё один момент. Когда мне исполнилось 36 лет, то я совершенно неожиданно разразился стихами. И вот тут между мною и отцом  протянулась ещё одна живая трепетная ниточка! Я приносил родителю свежие рифмы для проверки на грамотность, и тогда между нами возникали интереснейшие разговоры! Однажды отец признался с сожалением, что вовремя не  разглядел во мне литературные способности и в нужное время не подтолкнул меня на дорожку в литинститут. 

А сегодня сожаления одолевают меня! Когда отец был жив, у меня не было определённых знаний о жизни: кто я, где я, откуда, куда и зачем я? Когда же эти знания открылись мне, то отец уже покинул мир земной. О, если бы люди умели жить долго! Сколько же всего они могли бы познать и создать в совместном  труде! Дождись отец, пока я созревал до нужной кондиции, мы бы на пару с ним – он филолог, я физик (хоть и не ахти какой!) – могли бы  заняться созданием нового полезного предмета, что-то вроде «Филологической  физики» или «Физической лингвистики».

Эти знания могли бы открыть перед людьми возможность для целенаправленного управления материей непосредственно при помощи слов и мыслей! В первую очередь это тонкие виды материи, её полевые структуры, в том числе, наши личные биополя. У меня нет никаких сомнений, что такое возможно! Главное, не ленись – бери и действуй! Кстати говоря, у меня уже сейчас есть прибор для подобных целей. Я назвал его: «Устройство для взаимодействия с полевыми структурами психогенного свойства и способы его применения».

Это устройство является продолжением моего хрустального шара, следующая ступень энергоинформационных резонаторов. На сей раз это шар из воды,  которая структурирована специальной информацией. Шар упакован в керамическую оболочку, тоже шарообразную. И оба шара – и водяной, и керамический – пронизаны третьей сферой – локальным магнитным полем целой конструкции – собственной магнитосферой. Так что получилось «три в одном»! Три сферы, разной физической природы, существуют в одних общих пространственных координатах. К этой троице  прилагаются оригинальные методические аудио сопровождения, помогающие слушателю войти в резонанс с нужной информацией. При таких совпадениях человеку открывается смысл его предназначения на Земле и в Космосе – Кто он? Где он? Зачем он? И т. п. Открывшееся сознание постигает свойства вечности и бесконечности! А в перспективе человек может научиться конструктивному взаимодействию со временем! Но это уже отдельный разговор.

А теперь давайте вернёмся к событиям, которые привели меня к опыту с зеркалами. Когда я вошёл в комнату к отцу, где он лежал в полузабытьи, отравленный алкоголем, возле его кровати суетились несколько врачей, приехавших по вызову мамы на двух машинах скорой помощи, одна вслед за другой. Услыхав мой голос, отец протиснулся меж белых халатов, загородивших его кровать от меня и протянул ко мне руки. Видно было, что ждал:

— Димка!! — Я подошёл, и он спросил по-детски беспомощно:

— Ну, что скажешь? — А я и не знал, что сказать. Промямлил дежурную фразу:

— Пап, всё будет хорошо. – А он всё повторял и повторял, стараясь проникнуть рассеянным взглядом серых глаз куда-то сквозь меня:

— Димка, ну, что скажешь?.. — пауза — Что скажешь?.. — пауза — Дим, что?..

Голова отца лежала на моих ладонях, я придерживал его, пока ему пытались сделать стимулирующий укол в подключичную вену. Это было жестоко! Сначала врачи спохватились, что у них не оказалось при себе нужного приспособления. Потом долго искали среди подручного инвентаря более или менее подходящие детали, соорудили из них похожее устройство с катетером нужного размера. Долго примерялись, чтобы попасть в невидимую подключичную вену. Слава Богу – попали! От инъекции отец заметно ожил. Природное чувство оптимизма вернулось к нему, он даже пробовал шутить! 

Вот этот его оптимизм и сбил меня с толку! Опустив слабое, голое тело с кровати на плед, заранее расстеленный на полу, мы вчетвером взялись за углы и медленно сошли со второго  этажа по тесным лестничным клеткам на улицу. Был мороз, середина декабря. Поспешно погрузившись в машину скорой помощи, врачи увезли отца в больницу.  Мне-то балбесу тоже нужно было ехать! Но я подумал, что теперь уж всё образуется, и что отец обязательно выкарабкается. И не поехал. А утром, когда позвонил в больницу, то в ответ услышал неуверенный женский голос, в котором сразу же уловил какую-то странную заминку. Голос нерешительно ответил, что моего отца этой ночью не стало.

Один удар за другим! Психика была на грани срыва. И в тот момент, в придачу ко всему во мне заговорила моя совесть! Я был абсолютно уверен в том, что перед смертью отец сказал что-то очень  важное! А я не слышал! Меня не было рядом. Отец уходил в одиночестве. Никто не взял его руку в свои ладони! Не поддержал прощальным словом…

Совесть терзала мою душу! Я не знал, как её успокоить! Нужно было что-то немедленно предпринимать!  Вот тогда-то и пришла мысль о зеркальном опыте. Если иной мир и вправду существует, думал я, то можно попробовать хоть как-то исправить свою ошибку! Одним словом, именно совесть стала той каплей, которая переполнила море моего отчаяния!

Отец покинул наш мир накануне православного Рождества, 13 декабря. А по народным поверьям ворожба на зеркалах как раз проводится в пред-рождественскую ночь. Говорят, что именно в эту последнюю ночь перед самым рождением Иисуса Христа вся нечистая сила активизируется более обычного, будто напоследок хочет насытиться неограниченной свободой.

К назначенному времени я установил на столе два больших зеркала. Укрепил их с разных сторон книгами так, чтобы они стояли в вертикальном положении и смотрелись друг в в друга. От такого положения необычные отражения в зеркалах расходились каждое в свою нескончаемую глубину таинственным коридором. По краям зеркал я поставил свечи.

И вот после 12-го удара настенных часов я погасил электрический свет, зажёг свечи и устроился на диване напротив одного из зеркал с краю, так, чтобы мне была видна часть одного из коридоров, уходящего в зеркальную бездну. Согласно ритуалу, через какое-то время из той глубины должно было появиться что-то или кто-то, с чем или с кем у меня и должен был состояться словесный или мысленный контакт. Мне очень хотелось увидеть отца! И я, затаив дыхание, стал ждать.

Прошло совсем немного времени. Я даже не успел чётко обозначить вопросы, на которые хотел бы получить ответы. Мои глаза даже не успели утомиться от пристального ожидания, не пришлось долго вглядываться и напрягать зрение. Всё произошло почти мгновенно, так что я ничего не успел толком сообразить, и поэтому моя реакция на произошедшее была произвольной.

Всматриваясь в зеркало, внутреннее пространство которого чем-то напоминала морскую воду и виделось более плотным, чем окружающий воздух, я вдруг, скорее, почувствовал, чем увидел, какое-то движение в  загадочной глубине. Впечатление было такое, что что-то или кто-то невидимый, отсечённый от моего взора краем зеркального стекла и поэтому не попавший в поле моего зрения, приближается ко мне откуда-то сбоку. И от этого его движения в зазеркальном  пространстве возникло явное волнение. Пространство внутри зеркала пришло в движение, волны от него катились в мою сторону и напоминали колыхания водной толщи. Вся внутренняя зазеркальная субстанция стала по-настоящему глубокой и объёмной, она имела своё внутреннее вместилище, и самостоятельно жила за плоскостью стекла, которое, казалось, исчезло куда-то, будто растворилось. Всё это вызвало во мне неожиданный, невообразимой силы ужас, разом сковавший меня с головы до ног!

И вот я почувствовал, что обитатель зазеркального пространства подошёл вплотную к плоскости зеркала, я даже слышал его осторожное дыхание. Он остановился там и, скрываясь за срезом стекла, с той стороны, чего-то ждал. Колебания зазеркальной субстанции не уменьшились, а наоборот – их волнения стали более интенсивными, они буквально плескались в плоскость прозрачной границы с обратной стороны,  казалось, что вся внутренняя зазеркальная «вода» вот-вот выплеснется оттуда сюда и заполнит всё вокруг! Вдруг в глубине зеркала появился свет, он был не яркий, но мягкий, и волны внутри зеркала стали ещё более различимы, так как подсвечивались этим светом изнутри. Казалось, что ещё мгновение, и я увижу того, кто стоит в непосредственной близости со мной, скрываясь от меня лишь краем хрупкой зеркальной плоскости. Психическое напряжение внутри меня достигло предела. И в это мгновение, очевидно, сработал инстинкт самосохранения! Я машинально встал и включил яркий электрический свет в комнате! Всё, что было секунду назад, мгновенно исчезло, зеркальное отражение обрело обычный вид.

Но пусть читатель не спешит разочаровываться. Главные чудеса только начинаются! Итак, я убрал со стола оба зеркала, оставил на всякий случай одну свечу горящей, от её огонька было заметно уютнее и спокойнее на душе, а сам присел на диван, чтобы привести чувства и мысли в порядок. Было абсолютно понятно, что, контакт с потусторонним миром состоялся! Пусть я не видел обитателя потустороннего мира и не разговаривал с ним, но мы оба чувствовали друг друга, я был уверен в этом, и этого было достаточно! Контакт случился, безо всяких сомнений! Я удостоверился в существовании потустороннего мира. А ещё я был удовлетворён тем, что поступил правильно, вовремя остановив дальнейшее развитие магического процесса. Неизвестно, чем бы всё могло закончиться в ином случае.

И тут мне, будто бы ни с того, ни с сего, вспомнился один особенный разговор с отцом, который состоялся у нас с ним, примерно, года за два до его ухода. Мои родители держали за городом садовый участок, обыкновенный клочок земли, который помогал им выживать с тремя детьми на протяжении почти тридцати лет. Отец любил добираться туда на велосипеде после своих лекций в институте и там, на свежем воздухе, под лучезарным небом он отводил душу, копаясь в собственном сельском хозяйстве. Иногда я ездил с ним, чтобы помочь ему в каких-то мелочах, а заодно отвлечься от городской суеты. Обстановка в стране было неспокойная, перестройка шла уже не первый год. Умные люди стали понемногу приходить в себя и делать кое-какие умозаключения о том, что же такое произошло с их страной?

В один из ясных погожих дней, мы с отцом в охотку управлялись с подсобным хозяйством на лоне природы и вслух обменивались мыслями о превратностях жизни. Помню, как отец  сказал, что моё поколение – это особое поколение. И только некоторые его представители способны  будут спасти человеческую жизнь в стране а, возможно, и на всей планете! Ведь нам 40-летним, более или менее созревшим в умственном плане и достаточно окрепшим в плане психическом, довелось выживать при двух антагонистических режимах – коммунистический и капиталистический – в равных временных долях. Поэтому  только мы способны вынести из собственного житейского опыта нужные выводы. Ни младшим, ни старшим это просто не по зубам. И пока Разумные представители моего поколения не вымрут все до последнего, можно будет надеяться на настоящую человеческую жизнь.

Его мысль просто поразила меня! Она, вдруг, развилась в моём воображении, и я ясно представил себе, что вот сейчас, пока ещё наши отцы–старики живы, то их поколение стоит впереди моего поколения плотным широким фронтом. И мы, их повзрослевшие дети в своих, якобы, взрослых поступках невольно проявляем некоторое ребячество, потому что на подсознательном уровне чувствуем, что находимся под какой-то необъяснимой защитой, исходящей с их стороны. Мы даже не задумываемся, что находимся под прикрытием грандиозного психогенетического щита, который держат перед нами люди, старшие нас по возрасту. И когда они уйдут за горизонт времени, то этим щитом станем мы. Нам предстоит один на один взаимодействовать с неизбежно надвигающимся космическим грядущим. Помню, как тогда я просто оторопел от этой неизбежности. И вот оно случилось — отец ушёл и настал мой черёд встать на его место, лицом к лицу с неизвестным будущим.

Вот такие воспоминания нахлынули на меня после зеркального эксперимента. А спустя несколько дней, незадолго до сорокадневных  поминок отца мне приснился сон. Проснулся я от него сам не свой! Было понятно, что наверняка сон связан с моим недавним зеркальным опытом и является его продолжением! Впечатление такое, будто я не спал, а всё произошедшее происходило со мной на самом деле, но происходило в каком-то другом, нездешнем  пространстве.

Снилось мне, что в родительской трёхкомнатной квартире, в проходном зале накрыт большой стол с выпивкой и закусками. За столом сидит вся наша многочисленная родня, собравшаяся, чтобы помянуть отца, и все по очереди рассказывают каждый свои воспоминания о покойном. Вдруг входная дверь в квартиру открывается, гости поворачиваются в ту сторону и видят отца! Отец вошёл, как ни в чём не бывало! Снял в прихожей плащ и шагнул в комнату. Слегка наклонившись, придерживаясь одной рукой за косяк дверного проёма, стал по обыкновению расшнуровывать туфли. Всё, как всегда. Всё обычно и просто. При этом отец с лёгким удивлением рассматривал наше притихшее собрание. А собрание впало в ступор. У кого-то вилка не дотянулась до рта, у кого-то рюмка повисла над тарелкой, кто-то продолжал сидеть с открытым ртом. Так и застыли.

Отец же приветливо поздоровался и с улыбкой  спросил:

— Интересно! А чего это вы тут отмечаете?

Никто из гостей не мог вымолвить и пол-словечка! Первым пришёл в себя мой дядя, мамин брат. Дядя всегда был заводилой в любой компании, травил анекдоты, пел старинные романсы под гитару! Он и тут оказался активнее других. Но выдавил он из себя полную чушь:

— Лёня! (так звали отца). Проходи! Присаживайся! Давай вместе с нами за твоё здоровье!

Ситуация была такой несуразной, что слова дяди не казались глупыми.

Отец от приглашения  отказался:

— Нет уж, вы извините. У меня много срочной работы. Вы продолжайте. А у  меня дела… – и он  прошёл мимо стола в свою комнату, которая заменяла ему и кабинет, и спальню. Дверь за ним осталась открытой и я услышал, как он позвал меня оттуда:

— Димка! Зайди, пожалуйста! – через секунду ещё, — Дим! Зайди!

Я выбрался из-за стола и пошёл на зов. Страха во мне не было. А даже наоборот, было желанное предчувствие, что вот сейчас, наконец-то, всё выяснится и наступит удовлетворение.

Когда же я зашёл в комнату, там никого не было! Только большая квадратная форточка на противоположном окне настежь распахнутая, слегка подрагивала от зимнего воздуха. Я увидел через неё, как по синему небу проплывает белое облачко. И вдруг оттуда, из-за этого облачка раздался отдалённый голос отца:

— Димка-а-а! Действу-уй! Димка-а-а! Действу-уй! – Прозвучав два раза, голос смолк.

Я постоял минуту, не понимая, как именно мне нужно действовать?.. И вдруг увидел, что посреди комнаты рядом с отцовской кроватью, прямо на полу, на коврике лежат две пачки денег! Видно было что доллары! Одна пачка больше, другая меньше. И тут же непроизвольно в голове у меня пронеслась мысль: «Господи! Наконец-то я смогу отдать долги!». В этот момент в груди появилось приятное тепло, и было понятно, что это тоже сигнал от отца, и я улыбнулся с чувством благодарности.

Когда я проснулся, на улице было светло. Некоторое время я продолжал переживать сон, прокручивал в памяти чёткие кадры снова и снова. Настроение было необычайно светлым!

В это время раздался дверной звонок. Пришлось вставать и идти открывать. Через несколько минут я собственными глазами удостоверился в том, что сон и явь – это две стороны одного целостного процесса.

P. S. Заранее разыскиваю издателя будущей книги. Авторские права на рукопись принадлежат автору, собственнику и распорядителю – Покровскому Дмитрию Леонидовичу. (Продолжение следует) 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Я - против спама!